Курт Воннегут. Бойня номер пять

Как-то я уже высказывался по поводу своей любви к творчеству Воннегута. Однако «Бойня…» — книга для меня особенная: до недавнего времени она буквально убегала от меня, стоило мне прочесть вторую страницу.

То я забывал её дома или на работе (достаточно долгое время у меня получалось читать только в дороге), то терялась среди бумаг, бумажулек и книжек на столе или подоконнике, то просто сливалась с другими книгами, стоя на полке, наверняка ухмыляясь про себя фирменной воннегутовской ухмылкой. Так что долгое время я знал только то, что Воннегут выжил в Дрездене, а после написал в том числе антивоенную книжку в том числе о бомбежке Дрездена.
В том числе антивоенную, не потому даже, что, как любят цитировать, писать антивоенные книги — все равно что писать книги антиледниковые, а потому что это настолько всего лишь одна из тем книги (как показалось мне), что рассказчику приходится достаточно упорно наталкивать читателя на подобное восприятие. В той же мере книгу можно назвать антиамериканской (поверхностный читатель может назвать таковой практически любую книгу Воннегута) — к слову, имя Билли Пилигрима можно считать «говорящим» — античеловеческой, и даже антиземной. Сама же бомбардировка Дрездена и вовсе бы затерялась среди прочих эпизодов военной (и мирной жизни), не будь она неким лейтмотивом, не будь этого кандально-якорного звона: Я там был.

Главный же антивоенный пафос воннегутовской прозы, на мой взгляд, заключается — да простят мне дочитавшие аж до этой строки сию тавтологию — в отсутствии всякого пафоса. У него мы не найдём ни строчки о какой-то особенной сверхценности человеческой жизни, зато о  бессмысленности гибели на войне — найдём, но… абсурдна любая смерть (как и жизнь, тем не менее, в определённом смысле вечная), поэтому всё, что мы можем сказать по этому поводу: такие дела.

И напоследок ещё одно замечание — о природе времени у Воннегута. Время в его произведениях нелинейно, хотя и — в терминах Хармса — вполне себе текуче. Каждый миг существует как бы отдельно, при этом все они сосуществуют одновременно, подобно воде из той реки, что находится одновременно и здесь, и за поворотом. Поэтому воннегутовских героев — причем не только Билли Пилигрима и не только в «Бойне…» — постоянно мотает между разными точками во времени так же, как и между разными географическими точками. Вполне возможно, что и именно такое восприятие времени из совсем не религиозной прозы Воннегута отвечает на совсем не религиозные вопросы вечного существования христианского Бога в трёх лицах.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s