КВ-2022. 42. Чак Паланик. Колыбельная

Кхм. Нужно все-таки что-нибудь написать. «Колыбельная» — одна из моих любимых книг Паланика. Во всяком случае, на данный момент, ибо читал унего я не так уж и много. Вторая — «Дневник», но о нем как-нибудь в другой раз.

Я читал «Колыбельную» раза три до этого, и каждый раз это было в ночном поезде «Новосибирск — Новокузнецк», а потом в первой электричке до Междуреченска. Книга обычно заканчивалась к станции «Кийзак», так что мне как раз хватало времени, чтобы убрать ее в сумку и начать готовиться к выходу. Как сейчас помню эту потрепанную оранжевую книжицу в мягкой обложке, которую я, кажется, дал кому-то почитать, а забирать уже не стал, ибо по какой-то смешной цене купил в «Ашане» почти всего Паланика в его «персональной» серии. Но тоже в мягком варианте, конечно. Читать Паланика в твердом издании для меня так же противоестественно, как и Воннегута. Уж не знаю почему.

Пару недель назад жена попросила найти «Колыбельную» в глубинах книжного шкафа, но сама читать роман так и не стала. Так что книжка лежала на самом видном месте и ждала, пока ее уберут обратно. Однако я решил сперва ее перечитать.

Не могу сказать, что ощущения от прочтения какие-то принципиально иные, чем 15 лет назад: то ли я уже настолько все подзабыл, то ли Паланик здесь действительно показал высокий уровень, но роман я прочитал на одном дыхании (понятное дело, в этот раз мне пришлось прерываться куда чаще, ибо дела-дела, но за пару вечеров прочел). В общем-то, приемы типично паланиковские: постоянные повторения, однотипные формулы, параллельные ситуации. Темы — все те же: борьба с культурой потребления, борьба борьбы с борьбой, как говорится, но самое главное здесь — тема власти, причем самой страшной власти — над жизнью и смертью. Эта власть развращает, она пьянит, она управляет человеком. И вот тут — прямая перекличка с Достоевским: «тварь я дрожащая или право имею?». Вот только в мире Паланика те, кого с легкостью можно и нужно бы в разряд тварей (как, например, Нэша), никогда не будут задаваться этим вопросом. И что печально — именно твари больше всего жаждут власти, хотя бы самой мизерной, а поэтому— чаще всего добиваются ее.

А вот Стрейтон и Элен тщетно, но пытаются хоть как-то бороться с этой силой внутри себя, хоть как-то ее оправдать, ибо чувствуют ответственность. Однако убийство отделяет тебя от мира, как говорит Стрейтону Мона (как тут не вспомнить один из диалогов Сонечки и Раскольникова?), и деться уже некуда. Даже если совершаешь убийства с благими намерениями.

В общем, хорошая книга. Если еще не читали и от Паланика вам не становится дурно, то прочтите.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s