КВ-2022. 43. Виктор Аланов. Петька Дёров

Ох. Давненько я не читал таких книг. Книги о Великой Отечественной войне для меня всегда стоят особняком среди прочих советских книг, поскольку именно в них содержится самое важное, что мы должны хранить, о чем мы должны помнить, на что мы должны равняться, а чего — не допускать. И очень жаль, что этих книг в обязательной школьной программе становится все меньше. Понятное дело, часов на литературу практически не осталось (это я как недавний учитель литературы говорю), тут первый бал Наташи Ростовой (ох, какое важное событие) рассмотреть не успеваешь, ведь важнее-то изучить «информатику» или «астрономию», а то и китайский язык как третий иностранный. Если мне не изменяет память, сейчас в 11 классе на ВОВ отводится 2-3 часа, причем 2 часа на литературу собственно военного времени и обзорный (!) час на более «военщиков». Вот и выходят наши детки «готовые повторить» и увешанные черно-оранжевыми ленточками. А что они готовы повторить? Уж явно не поступки главных героев этой книги.

Заглавный герой — Петька Дёров — сирота, видевший, как нацисты расстреляли всю его семью (отец был коммунистом), и чудом спасшийся. В поисках родственников от отправился из Гатчины в оккупированный немцами Псков. Родственников он не находит, зато находит верных друзей, ставших для него новой семьей.

Несмотря на обилие «положительных» взрослых персонажей в книге — подпольщиков, партизан, крестьян, простых горожан — главными героями книги, на мой взгляд, остаются все-таки подростки, вносящие свой посильный вклад в общенародную борьбу с врагом: они «работают» связными, «вынюхивают» важную информацию, зачастую рискуя жизнью, и даже как-то раз умудряются самостоятельно устроить самую настоящую диверсию (и несут свои потери, конечно же).

Естественно, что, как и в любой другой книге этой тематике, здесь проведена очень четкая граница свой/чужой.

— …А кто же у тебя свои и кто чужие?

— Свои — это советские, а чужие — фашисты и кто с ними.

— Значит, трактирщик Степан тоже советский? Он ведь здешний.

— Ой, сказали! — Непонятливость Сергея Андреевича окончательно возмутила Фому — Да какой же он советский, если немцам помогает?

— Уточним. Итак, по-твоему, советский — это только тот, кто не помогает фашистам? А остальные это уже «чужие»? Так я тебя понял?

— Так!

— Правильно, друг Фома. Вижу, в этой голове не только озорство сидит. Время сейчас такое, что даже вам, детям, надо твердо различать — кто свои и кто чужие. Своим помогать во всем, а чужим…

И действительно — в книге полно тех, кто помогает оккупантам: полицаев, лавочников, трактирщиков, различных дамочек, старост, не знающих, кому служить, и просто трусов. Однако и не все немцы описаны сплошь черной краской. Уже практически дочитав книгу, я подумал: «Логично, по законам жанра, все немцы — убийцы и палачи». Но я ошибся. Нашелся-таки хотя бы один наверняка убийца (война же), но не палач. Так что допустимый уровень «объективности» автором соблюден. Кстати, несмотря на полагающийся патриотический пафос, книга не производит впечатления идеологизированной. Даже слова «коммунист», «пионер», «комсомолец» читаются как «человек, ответственный за других, показывающий пример». «Крепкий человек будет Петька. Настоящий коммунист вырастет» — последняя фраза романа.

Подводя итог, скажу следующее. По-моему, книга незаслуженно забыта. Думаю, она должна как минимум стоять наравне с «Сыном полка» Катаева и входить если не в «золотой», то уж в «серебряный» запас советской юношеской прозы.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s