Пелам Г. Вудхаус. Дживс, вы — гений!

Итак, попробуем начать. Если вы спросите меня (чего лично я бы вам не советовал), то нет ничего приятнее, чем поваляться на диване с хорошей книжкой в руках и печатью интеллекта на аристократическом челе (хотя, честно говоря, прямо сейчас, когда я пишу эти строки,  лично я не отказался бы еще и от хорошей порции яичницы/пары бутербродов и доброй кружки кофе). Впрочем, сидячее место в маршрутке на худой конец тоже подойдет, если книга действительно стоящая. Например, вроде этой.
Не могу сказать, что хорошо знаком с творчеством господина Вудхауса. Наслышан — да. Пытался прочитать пару его творений в оригинале — да. Видел пару серий знаменитого сериала с Хью Лори и Стивеном Фраем — придется признать. Но не более. И хотя вдумчивый читатель уже догадался, что знакомство сие было давно мною запланировано, я был несколько удивлен и даже слегка впал в ступор, когда прекрасным весенним вечером рука вытащила с полки недавно собранного (и потому пока еще наполовину пустого) стеллажа цвета венге роман «Дживс, вы — гений!», попавший в нашу скромную библиотеку каким-то забытым даже мною (и оттого — неведомым) путем. Но — здесь нужно отдать мне должное — я не растерялся. Издав (про себя, разумеется, иначе — что бы подумали обо мне дражайшая супруга и обожаемая дочка) боевой клич, достойный того чтобы попасть на наш фамильный герб (если бы он нам полагался): «Не бывает книг, недостойных прочтения!» — я тут же взялся за чтение. И нужно отметить, ни разу не пожалел об этом.
Уже после прочтения первых нескольких страниц я начал (мысленно, естественно) готовиться к (мысленному же) разговору с сэром Терри Пратчеттом и Джеромом К. Джеромом. «Господа! — сказал бы я им. Вот так, сходу бы и начал. — Многоуважаемые господа! Покорнейше прошу меня извинить, но, кажется, вам придется потесниться: в вашем полку, — немногочисленном, впрочем, — полку весьма почитаемых мною британских писателей прибыло…» Видите, каким отчаянно смелым я иногда бываю? Не человек, а лев! Впрочем, поскольку я не только отчаянно смел, но и кристально честен, вынужден признать: я изначально надеялся, что вышеназванные господа, как и подобает настоящим джентельменам, уступят моей вежливой просьбе. Если бы они вдруг решили взбунтоваться, подобно какому-нибудь лорду Байрону или — хуже того — Мицкевичу, я бы и вовсе не знал, что делать и как себя вести. Но, слава богу, все прошло благополучно, и, вместо того чтобы мучиться воображаемыми сомнениями, я решил продолжить чтение.
«Что же было дальше?» — спросит меня вдумчивый читатель. А дальше — тут наконец можно перевести дух и сделать небольшое отступление дабы снять шляпу перед госпожой Жуковой, чей перевод весьма меня порадовал, хотя и оставил пару вопросов вроде «Интересно, а как будет «негры-менестрели» и «копчушки» в оригинале?» — дальше было сплошное удовольствие.

Дуглас Адамс. Автостопом по Галактике. Ресторан «У конца Вселенной»

Пропуская ставшие уже традиционными жалобы на вечное отсутствие времени и сил на чтение — из-за чего книги, прочитываемые в нормальном режиме за вечер-два, растягиваются на долгие недели, а то и месяцы, — а также реверансы серии «Эксклюзивная классика», продолжим запоздалое самообразование. В этот раз кривая совпадений и (не)случайностей довела меня за ручку до чтения знаменитого и даже — не побоюсь этого слова — культового цикла Дугласа Адамса «Автостопом по Галактике», а вернее — двух первых частей пятикнижия. Впрочем, перехода я практически не заметил, тем более что два романа объединены под одной обложкой, поэтому воспринимаю их как одну книгу. Да и романами-то, честно говоря, назвать «Автостопом по Галактике» и «Ресторан «У конца Вселенной»» романами можно разве что с точки зрения охватываемого хронотопа: целая Вселенная как-никак. С другой стороны, никто не отменял принципа «краткость — сестра таланта», вполне подходящего, на мой взгляд, для описания сих творений господина Адамса.
Вместе с тем, именно этот размах в совокупности со стремительно развивающимся действием — Адамсу совсем не свойственны долгие лирические отступления и многостраничные описания, равно как и громоздкие рассуждения — несколько затрудняет собственно анализ книги. Однако все-таки хочется верить, что за всем этим весельем, разошедшимся на цитаты, и более чем жизненным абсурдом все-таки что-то да есть.

Иэн Рэнкин. Крестики-нолики

Детектив, на мой взгляд, является одним из наиболее интересных жанров массовой литературы, поскольку он куда теснее связан с реальностью, нежели фантастика или любовный роман (впрочем, каким-то особенно близким знакомством с последним я не могу похвастать). При этом достаточно часто то, что «простому» (хотя и довольно искушенному) читателю кажется явным недостатком произведения — излишняя типичность героя, ситуации, сюжета, конфликта, etc. — для исследователя представляет значительный интерес. Ни в коей мере не претендуя на звание специалиста в данной области, все же позволю себе сделать несколько замечаний.

Читать далее

Пара слов об… антропологии

Необходимое предуведомление. Так уж вышло, что вторая половина года 2016-го от Рождества Христова не смогла меня порадовать в плане количества прочитанных книг — на них, к сожалению, просто не хватало времени (в начале 2017 с этим все еще хуже), — зато радовала в плане их качества и приятных открытий, если не откровений. Фамилия Домбровский давно уже стала регулярным пунктом в моих ежегодных списках чтения, которые я с завидным постоянством составляю каждый декабрь-январь из одной только интеллигенческой любви к перечням (неоднократно описанной Эко), прекрасно понимая, что это сизифов труд: будет прочитано все что угодно, но только не произведения и авторы, внесенные в эти списки. (Когда-нибудь я обязательно напишу текстик о книгах непрочитанных — и тем самым обнаружу свое полнейшее невежество в отношении художественной литературы). Так, например, «Факультет ненужных вещей» до сих пор остается непрочитанным, хотя и попал в мои списки ужасно давно, еще курсе на третьем (спасибо методичке по синтаксису), и кочует с полки на полку не первый год, и ждет-ждет-ждет… Но, видно, в этом году миру надоел тот факт, что с творчеством Юрия Осиповича я знаком только заочно, и он подсунул мне другой роман Домбровского. Итак,

Обезьяна приходит за собственным черепом

Читать далее

VII

За окном извечно белым-бело,
В маске белых трещин лицо-стекло.
Федеральным перечням жив назло.
Не творец уже, но дровосек железный.

Миокард, как порох, скрипуч и сух,
Ловит кошка белых пушистых мух,
Приложи усилия, как лопух,
Хоть твой дух на спагетти лыжней изрезан.

Там, где были зяблики, — Гамаюн.
Не сидится птицам в своем Раю.
Мы сейчас в заглушенном лесном краю,
Так что не торопись заглотить наживку:

Даже если гаркнет Святая Рать,
Рановато нам еще помирать,
Мы ж еще не создали ни хера
И не вкус у нас пока, только привкус.

И мечта сеять разум, творить добро
Принакрылась тазом, как серебром,
Хоть давно поставлен вопрос ребром,
Что должно расти, прикрывая сердце.

Закатив глаза, закатав рукав,
Испытав влиянье сушеных трав,
Не лишен обязанностей и прав,
А еще талантов и компетенций,

Ты блюди, как прежде, Великий пост.
Где поныне вороны — Алконост
Уронил перо, что венчало хвост
И за граем порой еще слышен Сирин.

Но не верь соблазну, что на века
Защищен проказой от столбняка,
Выпей чаю с запахом коньяка,
Напитайся кроветворящей силой,

Пригодится. Сам — положись на авось,
Не жалея пламени своего.
Ведь не будет нового ничего:
Где слепа Фемида, там зряче Лихо.

Нет пророка, но ты как-нибудь держись
И, подняв сомнения на ножи,
Зацепись иголками да за жизнь,
Чтобы снова съежиться тихо-тихо…

Марсель Эме. Проходящий сквозь стены

Необходимое предуведомление. Каждый раз, когда берешь в руки (условно) новую книгу если не любимого, то уж точно небезразличного тебе автора, испытываешь странное ощущение сродни боязни: а не разочарует ли? Не снизилась ли планка? Или что-нибудь в том же духе. Подобными вопросами я задаюсь почти всегда. Даже в случае таких «проверенных ребят», как сэр Терри Пратчетт или дружище Курт Воннегут (да упокоятся их мятущиеся добрые души). С другой стороны, боишься однообразия, повторения, что ли. При этом повторения определенных приемов, идей и даже речевых оборотов вполне естественны и закономерны, ведь именно благодаря им мы можем хотя бы приблизиться к расшифровке того «метапослания» — очень не хочется употреблять слово «месседж», — которое оставил автор. Нет, это не убого школьное «что хотел сказать автор», а — цитируя довлатовское «Соло на “Ундервуде”» — «то, что он выразил, сам того не желая». В последнее время мне все чаще кажется, что в этом и только в этом и состоит смысл и суть литературы: выразить себя через некое метапослание, оставить свою, если угодно, ДНК, продлить себя… Впрочем — так или иначе — в этом смысл и суть любой или практически любой деятельности. Но, кажется, я отвлекся. Так вот, книга, о которой мне давно хотелось бы рассказать, сборник рассказов

Марсель Эме. Проходящий сквозь стены («Текст», 2016)

Читать далее

Евгений Водолазкин. Авиатор

Обходимое предуведомление. Не так давно один хороший человек попросил меня написать рецензию на новый роман Водолазкина. Однако Квашин, естественно, не смог попасть в формат с первого раза, и текст пришлось переделывать. Переписанный текст, как обещают, скоро появится в газете книжного магазина «КапиталЪ», но и первый — более непосредственный, что ли — жалко просто так выбрасывать. Посему публикую его здесь.

Читать далее

Фрэнсис Хардинг. Fly by Night. Хроники Расколотого королевства

Необходимое предуведомление. Начало этого года было удивительно «урожайным» на книги абсолютно новых для меня авторов да еще не вполне определенных жанров, причем, что характерно, именно современных авторов, за что отдельное спасибо Livelib и всем причастным читателям. Нужно отметить: пока мне действительно везет, каждая новая книга становится хоть в чем-то, но маленьким открытием, симптомом болезни под названием «век XXI», будь то постоянное обращение-возвращение к мифу (как в случае «Пассажира» Гранже), сказке («Тайна выеденного яйца» Ффорде) или невыносимая любовь Макьюэна. Вообще, любое литературное произведение — даже (а может быть, особенно) относящееся к т.н. «массовой» литературе — есть не что иное, как некая рефлексия реальности, реакция на современность. И, думается мне, роман госпожи Хардинг в этом отношении не является исключением.

Читать далее

Курт Воннегут. Бойня номер пять

Как-то я уже высказывался по поводу своей любви к творчеству Воннегута. Однако «Бойня…» — книга для меня особенная: до недавнего времени она буквально убегала от меня, стоило мне прочесть вторую страницу. Читать далее

Рэй Брэдбери. Марсианские хроники

А мы продолжаем запоздалое самообразование. Так уж вышло, что научная фантастика никогда меня не увлекала. Во всяком случае, настолько же, как детективы или классические «морские» приключения. В то время, когда мои сверстники — те, которые окружали меня много позже, уже в университете, — зачитывались лемами-азимовыми-иже-с-ними, я перся от описаний энтомологических экспедиций или всерьёз пытался научиться снимать «следы рук» с помощью бабушкиной пудры и канцелярского скотча. Были, конечно, Стругацкие, но в таких гомеопатических дозах, что это несерьезно. Брэдбери же и вовсе оставался в категории «да-да, слышал, при случае ознакомлюсь, ах, оставьте, тут у меня муравьиного льва ловят». 

Читать далее